Как будут наказывать судей, которые выносят неправдивые решения: комментарий Горбатюка

О вынесении судьями неправомерных решений и о том, как их наказывать – в программе «Честь и НЕчесть» с Алексеем Шалайским и Михаилом Жернаковым рассказал экс-руководитель управления спецрасследований Генпрокуратуры Украины Сергей Горбатюк.

Статья 375 УК (постановление заведомо ложного решения – 24 канал) – это эффективный инструмент и много ли судьев привлечены к ответственности по этой статье?

– Эффективность этой статьи зависит от самих судей, которые рассматривают эти дела. Мы (Управление специальных расследований ГПУ – 24 канал) расследовали незаконные аресты майдановцев, автомайдановцев, дела лишения прав управления автомобилем и, в частности, вынесение или постановление заведомо неправосудного решения.

– У нас на сегодня сообщено о подозрении и направлено в суд около 23 дел судей. Но ни одного приговора нет. Эти дела тяжело двигаются в судах, не видно что судьи намерены завершить судебный процесс в отношении своих коллег. Хотя сами материалы дела четко показывают, что судья, вынося решение об аресте, не имел доказательств, свидетельствующих о совершении преступления или о наличии рисков.

Многие судьи выступают вообще против существования наказания за неправосудное решение. Потому что судья якобы трактует доказательства по-разному и они говорят, что «судья имеет право на ошибку и если это станет уголовным преступлением, то можно всех судей пересажать». Где грань для судей?

– Я неоднократно слышал, что за рубежом нет такой статьи. Но у них развитие государства достигло такого уровня, что там и не представляют, что судья умышленно за «белое» примет «черное» и наоборот (речь идет о вынесении неправомерного решения – 24 канал). Там отталкиваются от принципа, что судья добродетельный.


В Украине судьи часто выносят ззаведомо ложные решения

– Но в Украине такие случаи, к сожалению, есть и их много. И не реагировать на них нельзя.

Вот как вы поняли, что судьи выносили действительно неправомерные решения по майдановцам, что это не было ошибкой?

– Во-первых, это соблюдение предусмотренной процедуры, то есть если кодекс, например, указывает на то, что это административный процесс, где привлечены к ответственности автомайдановцы. Должно было быть объяснение заслушанного лица, но этого не произошло, а решение вынесли при наличии даже в самих материалах определенных противоречий.

– Во-вторых, наличие доказательств. Если, к примеру, автомайдановец говорит, что «у меня есть свидетели и я был в это время в другом месте», а судья не принимает во внимание, не вызывает свидетелей и выносит решение, то мы видим признаки неправосудности.

– Так же и об арестах майдановцев, когда фактически в материалах из доказательств только рапорт дежурного, к которому привезли с Майдана протестующих, где даже не написано, что они совершали что-то, а больше доказательств никаких нет. Следователь задержал протестующих, сообщил о подозрении, а суд арестовал. При том, что даже не было рисков. Мы считаем, что это указывает именно на неправосудность судебного решения.

Если фиксируется неправомерное решение суда, то что делает прокуратура? Как это технически происходит и может ли это закончиться положительным выводом для общества?

– Да, конечно (может закончиться положительно – 24 канал). Но об этом должна знать прокуратура, то есть кто-то должен проинформировать и написать заявление. Если доказательства этому есть, то прокуратура обязана реагировать.

– Вопрос в том, что у нас правоохранительная система работает очень медленно там, где нет указания сверху.


Сергей Горбатюк в гостях в программе «Честь и нечестия»

Если я, как физическое лицо, увидел или прочитал где-то об этом неправомерном решении суда, то я имею право написать заявление?

– Да, любой может это сделать. Даже если это не касается непосредственно его прав. Потому что если это что-то ваше, то вы станете пострадавшим. А если это касается других лиц или является опасностью для государства, то вы будете просто заявителем.

Что дальше? Каким образом это определяют и как доказать неправомерность решения суда?

– Такое сложно доказать, потому что это не коллегия присяжных, где есть 12 человек, то есть мы имеем 12 свидетелей того, как принималось решение. Есть только один судья.

– У нас в стране таких случаев откровенно неправосудных решений достаточно, чтобы не волноваться за обоснованное собрание доказательств. Единственное, у нас, чтобы не привлекать к ответственности, часто судьи выискивают такие аргументы: «это сложно», «это неубедительно» и другие.

Сейчас законодательная база в этой статье – достаточно ли ее для того, чтобы это работало? А если оно не работает, то это из-за судей или прокуроров, может что-то нужно изменить в законодательстве?

– Думаю, она правильно прописана и есть достаточно возможностей для того, чтобы привлекать, сообщать о подозрении и завершать эти дела приговорами.

– Как раз заведомость в этой статье четко позволяет разделить преступное судебное решение и ошибки судьи. Но все равно нужно доказывать. Что судья, принимая это решение, хотел умышленно нарушить закон и принести какие-то убытки или нарушить чьи-то права.

Если говорить о каких-то делах, то были ли в вашей практике все же успешные истории, когда вы видели, что судьи объективно относятся к своим коллегам или это всегда такая масонская ложа, которая защищает друг друга?

– Я, честно говоря, не помню. Вспоминаю, что такое что-то было в начале работы прокуратуры.

Больше – смотрите в видео.

+Відео

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *